Логотип Златоустовского городского краеведческого музея

Златоустовский мастер Павел Швецов

Среди множества замечательных мастеров Златоустовского казённого завода на первом месте по праву стоит Павел Николаевич Швецов, ставший легендарной личностью ещё при жизни. Он родился в 1841 году, а на завод был определён в 13 лет. Когда управитель оружейной фабрики П. М. Обухов разворачивал сталепушечное производство, Павла приставили к приехавшему из Бельгии опытному механику Де Вилерсу, специалисту по паровым молотам. С 1862 года Павел Швецов стал работать самостоятельно. Так получилось, что мастер сменил несколько профессий, прежде чем стал металлургом. Он, будучи токарем, сверлил ружейные стволы, затем служил помощником машиниста воздуходувной паровой машины, был мастером тигельного производства, а также участвовал в сооружении и пуске первой мартеновской печи. Со временем Павел Николаевич стал главным специалистом по производству мартеновской и тигельной стали.

Приготовление булата и рецепты шихты являлись секретом мастера Павла Николаевича Швецова. Получив, в свое время, этот секрет от своего отца, работавшего с П.П. Аносовым, он почти полвека занимался этим делом, много экспериментировал.

Его технология несколько отличалась от аносовской. Старые тигельные горны, с 1872 года, были заменены тигельной печью системы Сименса на 28 тиглей. Булат можно было получать в одном-двух тиглях, стоявших в самом горячем месте. Если для получения обычных сортов стали в тигли загружали до 32 килограммов шихты, то для получения булата только 8. Предварительно тигли прогревались в муфельной печи, до 700 градусов. Загрузив шихтой и закрыв крышкой, их ставили в печь. Процесс расплавления длился 4 часа, затем, не повышая температуру, выдерживали ещё 2 часа. После полного остывания, тигель разбивали и извлекали слиток, в виде хлебца. Его медленно нагревали до красна и надрубали пополам кузнечным зубилом. После охлаждения, слиток разламывали под молотом. Половинки клали разрезанной плоскостью на наковальню, и ковали полосы.

Закалка, отпуск, точка и полировка клинков из булатной стали производилась так же как при Аносове. Только нагревание, при закалке и отпуске, делалось в ваннах с расплавленным свинцом. Для протравки узора употреблялся пивной уксус, в смеси со слабой соляной кислотой. Материалы для шихты употреблялись исключительно чистые, без всяких признаков окисления и ржавчины. Железо Павел Николаевич предпочитал в виде гвоздей. Наилучший рисунок получался на поверхности булата, при введении 3-4 золотников серебра в расплавившуюся уже шихту, с быстрым перемешиванием железной клюкой.

Мастер ковал также и сварочный булат, более известный как дамаск или дамасская сталь. В 1898 году он изготовил для Нижегородской промышленной выставки столик, на котором наглядно продемонстрировал технологию приготовления узорчатого металла.

П.Н. Швецов изучал свойства стали и железа практическим путём, приготовляя сплавы маленькими порциями, и испытывая их пробой на ковку и изгиб. Таким путём ему удалось исследовать влияние на свойства стали кремния, марганца, никеля, хрома, вольфрама, молибдена, ванадия, титана и других металлов. Причём, все ферросплавы им получались так же в тиглях, из руд или сырых материалов. Его резцы из «самозакалки» были известны заводским токарям, ещё задолго до получения аналогичной стали «Рапид» из-за границы. 1

 Приоритет в создании нержавеющей стали оспаривают металлурги многих стран. Так, в «Справочной книге по нержавеющей стали» американца Е. Тума сказано: «В 1914 г. Амстронг (Англия), благодаря случайности, получил в тигле хромистую сталь». Запатентовать способ получения такой стали, догадался его соотечественник Брирлей. Но ещё раньше, в 1903 году, по данным автора той же книги, американский металлург Марш, в тиглях выплавлял хром и никель, что, якобы, положило начало созданию хромо-никелевых сталей. Во Франции в 1902-1912 гг. опытами в этой области занимались Гийе и Портвен, а в Германии Мурер и Штраус.1 Как видим, до начала ХХ столетия, никому в мире, получить нержавейку не удавалось. Однако, ещё за двадцать лет до первых экспериментов западных металлургов, нержавеющую сталь выплавлял Павел Николаевич Швецов. В Златоустовском городском краеведческом музее храниться блокнот, в котором мастер записывал рецептуру своих опытных плавок. Записи, датированные 1883 годом, содержат состав хромистой нержавеющей стали и выводы сталевара, после испытаний полученного металла: «Шихта № 1 – очень крепкая, не куётся, похожа на зеркальный чугун. Шихта № 2 – куётся, но очень крепкая, до белого каления надо нагревать… Шихта № 3 – куётся хорошо». Хром для опытов Швецов получал сам, сплавляя в тигле 20 фунтов хромистой руды, 2 фунта марганца, 8 фунтов кварца и фунт угля. Руда, предварительно, тщательно измельчалась и промывалась. Получаемый Швецовым феррохром содержал до 50% хрома, а нержавеющая сталь - до 20%.

Из каждой опытной плавки Швецов отковывал прутки и испытывал их на изгиб и закалку. Из собственной нержавеющей стали он изготовил для себя набор слесарных инструментов, делал и ножи. Экспериментальные плавки сталевар проводил по своему почину, и массового производства новой стали на заводе налажено не было. Изобретение оставалось не востребованным.

В 1912 году заводоуправление торжественно отметило полувековой юбилей деятельности старейшего сталеплавильщика. На восьмом десятке лет, Павел Швецов был крепок телом и духом. Выходить на давно заслуженную пенсию не собирался – не мыслил жизни без любимой работы.

В самом начале 1914 года старый мастер всё же ушел на покой. Хотя на заводе имелось немало квалифицированных специалистов, заменить Швецова было не кем. Вскоре началась война, и об отдыхе было забыто. Как и во время русско-японской войны, Швецов занялся выплавкой более совершенных сталей для снарядов и орудий. Именно ему было поручено проведение первых плавок на на печах нового мартеновского цеха.

Павел Николаевич Швецов владел практически всеми заводскими специальностями. Даже ружье, а мастер был страстным охотником, он изготовил для себя сам. Заводское начальство высоко чтило лучшего мастера-самородка. Швецов имел все мыслимые знаки отличия – две шейных – большие золотую и серебряные медали «За усердие» и две нагрудных малых, золотую и серебряную, звание потомственного почётного гражданина. В представлении его к самой первой награде отмечалось: «За все время своего служения Швецов отличался внимательным отношением к своим обязанностям, чем принес заводу пользу и выгоду, как в техническом, так и в хозяйственном отношении. Благодаря Швецову новые в Златоустовском заводе производства мартеновской, а так же и тигельной стали в печах Сименса, могли прочно установить и приобрести те совершенные положения и репутацию, которыми... сейчас пользуются. К числу особых заслуг мастера Швецова относятся введение и установ мартеновского производства, на основном поду. Путём продолжительных трудов и горького опыта, дело это, вначале крайне шаткое и малоуспешное, шаг за шагом, приняло то прочное положение, которое имеет сейчас, и даёт в настоящее время возможность, с большим успехом и выгодою, готовить в высшей степени мягкое и чистое литое железо, качество которого сделают его одним из первых на Урале».

Мастер Швецов, проработав на заводе до 1917 года, умер 29 декабря 1919 года. С взятием города красными пришли голод и тиф. Старик Швецов отправился под Троицк за продуктами, в дороге заболел, а вернувшись в Златоуст скончался.

Окунцов Юрий Петрович
заведующий отделом истории Златоустовского краеведческого музея