Логотип Златоустовского городского краеведческого музея

Проблемы со снабжением продовольствием Златоустовских казённых заводов. 1915-1916 гг

В ходе Первой мировой войны Россия, как и другие воюющие страны, столкнулась с проблемами нехватки некоторых видов вооружения, боеприпасов, сырья для промышленности, а также продовольствия. Это коснулось и заводов казённого Златоустовского горного округа – важной части военно-промышленного комплекса Российской империи.

Начиная с 1915 года, заводскому руководству, в дополнение к чисто производственным проблемам, пришлось решать и несколько иные. Железнодорожный транспорт не справлялся с доставкой важных грузов - не хватало вагонов. Начались перебои с доставкой продовольствия на заводы. В мае того года горный начальник вынужден был обращаться в Петроград, в центральный комитет по перевозкам грузов, о содействии в доставке со станции Есаульской 6 вагонов с мукой-крупчаткой и 2 вагонов с отрубями, на корм скоту, закупленных обществом потребителей. Аргументом являлось то, что «Отсутствие хлеба создаст осложнение с рабочими, изготовляющими орудия Государственной обороны». Несколькими днями позже был поставлен вопрос о доставке, из района Шумихи, 9 вагонов зерна в сутки, на станцию Миасс, где, на мельницах братьев Поликарповых, мололи муку для заводов округа. Однако доставка налажена не была. 25 июля правление общества потребителей доложило горному начальнику: «Для довольствия рабочих и служащих, так успешно работающих на заводе, сейчас хлеба в лавке нет, нет хлеба и на местном рынке. Достать можно только по разрешению провоза по железной дороге. Во избежание, могущего быть, в первых числах августа, недовольства со стороны рабочих… я предлагаю, ходатайствовать перед губернатором».[1] Лишь обращение губернатора к министру изменило ситуацию. Через год продовольственные проблемы приобрели ещё более острый характер. В июне 1916 года Оренбургская губерния запретила закупку скота и мяса на её территории. Поскольку, всё это, прежде закупалось в районе Миасского завода Златоустовского горного округа, разместившегося на территориях сразу трёх губерний, пришлось добиваться зачёта этих закупок в счёт поставок для армии.

С сентября было разрешено закупать до 200 коров ежемесячно. Между тем, в августе, начались перебои с сахаром. Управитель Кусинского завода, где исчез этот продукт, попросил выделять ему, для рабочих, арестантов и пленных, по 50 пудов в месяц. В сентябре 1916 года горный начальник был информирован, что в Бакале, «Вот уже целый месяц всё рабочее население рудника, буквально сидит без сахара… Создавшееся положение, принимая во внимание характер рудничных работ, под открытым небом, в особенности в нынешнее лето, с непрерывными дождями, когда рабочие, возвращаются домой, ежедневно вымокши с ног до головы, очень тяжело отзывается на рабочих, так как, в таких случаях, рудничный рабочий привык согревать себя исключительно чаем».[2] К этому сообщению, прилагалась отчаянная просьба, срочно дать, хотя бы, вагон сахара. Одновременно прекратились поставки хлеба. На том же Бакальском руднике, рабочие начали бросать работу и брать расчёт, поскольку муки в лавках не было совершенно. В Сатке муки оставалось по полпуда на человека, тогда как 16 тысячное население завода, а также 2 тысячи арестантов и пленных, потребляли по пуду на человека ежемесячно. Руководство Саткинского завода, земские деятели и общество потребителей, срочной телеграммой, требовали от губернатора введения карточной системы и немедленной присылки муки, хотя бы для пленных, арестантов и пришлых рабочих. 24 сентября управитель Бакальского рудника напомнил горному начальнику: «До сих пор не получено ни одного пуда муки, а между тем положение на руднике, в особенности с прибытием новой партии военнопленных, безвыходное… население рудника через 2-3 дня будет уже буквально голодать».[3] А потому, необходимо было, спешно, привезти из Златоуста 200-300 пудов, хотя бы на лошадях. Кусинский завод также потребовал поставки 12 тысяч пудов муки, 4 тысяч пудов отрубей и 8 тысяч пудов овса, ежемесячно. В самом Златоусте, положение было точно такое же.

Горный начальник Бухтеев телеграфировал в столицу: «Прошу доложить министру, что не вижу выхода, без его помощи, из создавшегося тяжёлого положения доставки муки заводам. Сатка, Златоуст без муки. Тысячная толпа у лавок. Уполномоченные снабжения не могут устроиться порядками отправки по железной дороге».[4] В тот же день, 19 сентября, горный начальник потребовал от губернского руководства принять экстренные меры, а через три дня, попросил направить, из Уфы, 2 вагона ржаной муки. К тому времени, представители округа уже закупили в Троицке, Чумляке и Кустанае, большое количество зерна, но получить вагоны для его отправки, не было никакой возможности. Только благодаря вмешательству министра, удалось доставить часть купленного. По подсчётам окружной конторы, Златоустовскому округу необходимо было, ежемесячно, получать 50 500 пудов муки-крупчатки, 18 800 пудов ржаной муки, 15 900 пудов пшеничной муки, 2 700 пудов сахара. С сентября 1916 года на заводах фактически ввели карточную систему распределения продуктов. 1 октября в Златоусте закрылись все частные хлебные лавки. 3 октября помощнику военного министра, сенатору Гарину было доложено, что, по постановлению Временного распорядительного комитета, установлена ежедневная норма по доставке муки в Златоуст и Сатку, в размере 10 вагонов, «для внеочередной перевозки в порядке группы А3». С 12 по 28 октября в Сатку следовало доставить 61 вагон, в Златоуст - 109. Судя по документам, к 18 октября, хлебная проблема стала разрешаться. В столицу сообщили: «Доставка муки налаживается, нет сахара». Но, до предприятий хлеб ещё не дошёл. В тот же день с Бакальского рудника докладывали: «На всё рабочее население имеем сегодня всего лишь 5 мешков крупчатки… овса хватит на две недели». Перебои с подвозом продуктов привели к росту цен. Крупчатка, по сравнению с 1914 годом, подорожала на 46%, ржаная мука – на 64%, соль – на 44 %.[5] Сахара в продаже не было вовсе. Лишь в начале ноября удалось начать выдачу, за октябрь, по 5/8 фунта сахара на человека. 23 ноября было дано распоряжение, немедленно, отправить с Тимашевского сахарного завода, «два вагона сахара для 30 тысяч рабочих, для которых, в настоящее время, чай с хлебом - главное питание».

Несмотря на вмешательство самых высоких инстанций, срывы в снабжении продолжались. Так, 14 ноября 1916 года, мельницы Поликарповых в Миассе простаивали без зерна, а они, на тот момент, работали исключительно на Златоустовский горный округ. Вновь приходилось обращаться во все инстанции. Возможно, всё это было частью спланированной акции, приведшей, в феврале 1917 года, к беспорядкам в Петрограде и свержению монархии. Самое удивительное, что рабочие златоустовских заводов с пониманием отнеслись к трудностям с продовольствием. Не зафиксировано ни одной забастовки или иной акции протеста, хотя прежде, бунтовали по малейшему поводу, или вовсе без повода. Видимо, все понимали, что необходимо потерпеть, во имя победы над врагом.

Статья на краеведческую конференцию «Перекресток» г. Сатка, 2014 год


[1] ЗАО. Ф. И-20. Оп. 1. Д. 2710. Л. .198.

[2] ЗАО. Ф.И-20. Оп. 1. Д. 2710. Л. 86.

[3] ЗАО. Ф. И-20. Оп. 1. Д. 2710. Л.118.

[4] Там же. С. 127.

[5] Там же. С. 266.

Окунцов Ю.П.,
заведующий отделом истории ЗГКМ,
Заслуженный работник культуры,
эксперт по холодному оружию.