Логотип Златоустовского городского краеведческого музея

Письма фронтовых лет

В Златоустовском краеведческом музее хранятся 257 писем, они поступили с 1950 – 2005 годы, большая часть поступила в 1960-е и 1980-е годы. Это письма: Аникеева В.М., Зуева З.А., Ковина П.Н., Кузюнина А.И., Куклина С.Б., Мешалкина С.А., Полковникова Б.П., Розенберга Г.Д., Салтыкова М.П., Серебренникова Г.А., Серебрякова Г.Д., Сосновского Б.Н., Сырова П.С., Шувалова И.С.. Основную часть коллекции составляют письма: Б.П. Чубуркина – 102 шт., Валентина Ивановича Бисерова – 58 шт., Александра Васильевича Назарова – 30 шт., а в 2005 году прежняя директор музея Елена Павловна Ковина пополнила коллекцию, сдав в фонды музея 37 писем своего отца-фронтовика Павла Николаевича Ковина.

Треугольники, самодельные и трофейные конверты, открытки и специальные воинские «секретки»… Так получилось, что сохранились только те письма, которые писали с фронта, а те которые отправляли родные и близкие воинов из тыла на фронт - практически нет. Другая печальная закономерность – в основном сохранились письма погибших, их берегли, помня об ушедших близких.

Письма с фронта мало чем отличались друг от друга, независимо был ли отправитель капитан или рядовой, танкист или лётчик. Письма служили для того, чтобы послать весточку родным, что они живы. Если просмотреть все фронтовые письма и составить из них одно, получается следующее: «Привет с фронта! Здравствуйте мои дорогие… передаю вам огромный привет … жив, здоров (либо «жить можно»)… о наших сражениях прочтёте из газет (либо писали шрифтом, заранее договорённым с родными, к примеру: «вчера приехала Нюра из Киева» - это означало «я сейчас нахожусь в Киеве»)… как хочется домой, в тепло и уют (либо «весна, всё расцветает, в такие моменты так хочется жить»)… пишите как у вас дела… писем от вас давно не получал (несколько месяцев, полгода) … Пока писать больше не о чем. Крепко вас целую».

Но есть письма, которые писали в 1941 – 44 годы молодые курсанты, проходившие военную подготовку, а позже занимались обучением новобранцев. В этих письмах чувствуется детский, наивный интерес к каждому мгновению жизни и взрослое ожесточение. Но этот наивный интерес только в тех письмах, которые были их тыла. Уходя на фронт, их родные получали письма, похожие на все те весточки, которые приходили из горячих точек страны. Это и понятно, ведь на передовой солдаты от усталости и напряжения, да и по причине военной цензуры не могли писать другие письма.

Неправильно было бы предполагать и то, что письма фронтовых лет мало отражают жизнь людей этого периода. При внимательном изучении всех писем, открывается бытовая, социальная и нравственная жизнь людей того времени. Читая некоторые письма понимаешь, что и в войну люди не очерствели, они встречались, пели и сочиняли новые песни про любовь, мечтали о будущем. Отличалась только внешняя обстановка, главное оставалось неизменным.

Та война осталась в прошлом и для многих сегодняшних школьников она кажется не более реальной, чем история древнего мира. Мы все теперь живём другими заботами, мы только 9 мая вспоминаем о героическом прошлом нашего народа. Очень скоро даже спросить о тех годах у очевидцев будет невозможно. Останутся только письма, клочки пожелтевшей бумаги, исписанные неровным почерком, замаранные цензурой и много раз прочитанные родными и близкими. И ещё… останутся навсегда последние строки многих солдат: «…пишите как живёте, как дела, как ваше здоровье. С приветом, ваш сын…».

Ю.А. Николаева,
ст. н. сотрудник отд. фондов Златоустовского краеведческого музея.