Логотип Златоустовского городского краеведческого музея

Кортики

05.05.2014 08:53

Кортики — это прежде всего оружие морских офицеров. Златоустовская оружейная фабрика готовила холодное оружие не только для сухопутных войск, но и для флота. Принято считать, что флотский кортик, был принят на вооружение в 1803 г. и не менялся вплоть до 1917 года. Он был скопирован у французов. Кортик имел узкий четырёхгранный прямой клинок, с рукоятью слоновой кости и крестовиной. Верхняя втулка эфеса заканчивалась головкой в виде маленького шарика. До начала 20 столетия морские офицеры заказывали холодное оружие в различных частных мастерских. Его качество не всегда было удовлетворительным. Златоустовские оружейники принимали заказы на все виды табельного оружия. Однако заказы на кортики были сравнительно редкими. После того, как фабрика наладила ежегодный выпуск рекламных прейскурантов, поток заказов расширился.

Весной 1901 года, заведующий портовой командой Порт-Артура писал: «Прошу не отказать, выслать мне, с возможной скоростью, саблю и кортик. Клинок сабли литой стали, широкий. Кортик обычной длины и из материала, который признаётся для него лучшим. Оружие должно быть с орденом св. Анны и надписью «За храбрость». Клинки, до половины их длины, с матовой гравировкой…

Заранее уверенный, в скором и аккуратном исполнении моего заказа и в ожидании его пребываю. Поручик Весёлкин».

Во время первой мировой войны офицеры-авиаторы получили кортик. Авиационный офицерский кортик был скопирован с морского. Имел такую же рукоятку, но клинок его был немного короче и не четырехгранный, а ромбического сечения, как у современных морских кортиков. Кортик этого типа, был дан также офицерам автомобильных частей и первым офицерам-зенитчикам. Производство новых кортиков было оперативно освоено на оружейной фабрике. Однако заказов поступало не много.

В советское время новый образец морского командирского кортика был принят в 1940 году. Он отличался от дореволюционного аналога клинком ромбического сечения, отсутствием шарика на головке и наличием советской символики – гербом СССР и пятиконечной звездой. В том же году для генералов авиации и танковых войск был принят на вооружение кортик. Он был несколько больше морского, и имел металлические ножны. Арматура кортика покрывалась никелем.

В соответствии с программой, утверждённой народным комиссариатом боеприпасов, в первом квартале 1941 года, цех № 16 должен был освоить производство нескольких новых образцов оружия, в том числе кортиков генеральских и морских. Проблем с освоением новых образцов оружия было много. Не сразу была налажена поставка необходимых материалов. Отсутствовали рабочие нужной квалификации. Не было «полировщиков по золоту, и на высший полир», граверов и резчиков. Обеспеченность цеха рабочей силой составляла 54 процента, и даже во втором квартале не превышала 62 процентов. Всего, в 1941 году, завод изготовил 1 040 генеральских и 12 000 морских кортиков.

С началом войны производство парадных образцов оружия было свёрнуто. Армии были нужнее кавалерийские шашки и армейские ножи. Только в середине 1944 года, когда советские войска освободили захваченные врагом территории и начали освободительный поход по странам Европы, Златоустовским оружейникам было дано задание возобновить производство парадного холодное оружие образца 1940 года. За год предполагалось изготовить 6 000 военно-морских кортиков.

26 июня 1944 года на завод поступил заказ на 25 кортиков повышенного качества для адмиралов и генералов военно-морского флота. 18 кортиков были именными.

Сухопутное командование не отставало от морского. Наряду с возобновлением заказов на генеральские шашки, поступило распоряжение изготовить пробные образцы кортиков для маршалов и генералов. Маршальское оружие предполагалось двух вариантов. За основу был взят клинок генеральского кортика, с изменением размеров его стебля. Рукоять из оранжевого неолейкорита декорировалась витой золочёной проволокой. По первому варианту, ножны готовились из белого текстолита, покрытого кожей. Арматуру следовало готовить из сплава, включавшего в себя 60 частей золота, 30 частей серебра и 10 частей меди. Кроме чеканки и гравировки, арматуру должны были украшать 21 бриллиант и 5 рубинов. На лицевой стороне гарды помещалось накладное изображение герба СССР, а на головке эфеса эмалевая красная звезда. Второй вариант маршальского кортика драгоценными камнями не украшался, арматура к нему готовилась из латуни с позолотой. На головке помещалась тоже эмалевая звёздочка, а на гарде - рельефный герб. Ножны готовились из дерева. Генеральский кортик представлял собой второй вариант маршальского, но без герба и эмалевой звезды. На лицевой стороне гарды гравировалась звезда.

25 декабря 1944 г. Главному артиллерийскому управлению доложили, что пробные образцы кортиков изготовлены, но, из-за отсутствия драгоценных металлов, арматуру к ним приготовили из латуни. Драгоценными камнями украсить кортики не удалось.

В августе 1945 года главный инженер 4-го главного управления Народного комиссариата боеприпасов Гук сообщал директоры завода Шердакову, что необходимо разработать крепление для фиксации кортика в ножнах. В конце 1945 года модернизированный заваодскими специалистами кортик был принят на вооружение. Новый образец морского командирского кортика, утверждённый в 1945 году, отличался от прежнего рельефной чеканкой морской символики на приборе и защёлкой, фиксирующей кортик в ножнах.

В 1945 году завод изготовил 7 472 морских кортиков. Именно этим парадным оружием были вооружены участники знаменитого парада Победы 1945 года. Наряду с морскими кортиками в 1946 г. было приготовлено 350 кортиков для министерства путей сообщения и 100 кортиков для министерства иностранных дел.

В 1946 году бригада Петра Уткина впервые ввела поточный операционный метод сборки холодного оружия. Сократив численность рабочих вдвое, бригада выполняла план на 279 процентов. За смену, четыре человека собирали 40 – 45 кортиков. В 1947 году их сдали 5 683. Кроме того, изготовили 101 дипломатический кортик и 7 невиданных серповидных кортика для дипломатов Монгольской Народной Республики. Заказ на холодное оружие в 1948 году оказался значительным – Из 14 тысяч морских кортиков, флот получил 10 702, что объяснялось несвоевременной поставкой золота, приведшей к остановке их сборки на два месяца. К сверхплановой продукции завода были отнесены 301 кортик для министерства речного флота и 93 дипломатических кортика для Монголии.

В следующем, 1949 году, снизившийся более чем в два раза заказ тоже не был выполнен. Из 16 тысяч заказанных кортиков, было сдано приёмщикам 9 690 морских и 2 950 авиационных. Да и как могло быть иначе, когда неолейкорит для рукоятей поступил на завод лишь в феврале. Кроме того, министерство неожиданно снизило нормы расхода золота, что позволяло делать покрытие арматуры кортиков в 3,8 микрон. Но военная приёмка настаивала на позолоте в 5 микрон. Лишь в августе, после согласований, приёмка возобновилась. В 1951 году из 20 000 морских кортиков было выпущено 12 800, из 11 000 авиационных – 5 755. 1955 году приняли на вооружение армейский офицерский кортик, утверждённый ещё в 1945 году. Он отличался от морского символикой, как и авиационный вариант, производившийся с 1950 года. Но уже в 1958 армейский и авиационный кортики отменили. Ношение их разрешалось только на парадах.

В 1958 году встал вопрос о перепрофилировании цеха № 16 имени Фрунзе – бывшей оружейной фабрики. организовали производство магнитных пускателей. В составе этого цеха сохранился участок гравюры на стали. Там же, вплоть до начала 1990-х годов готовили небольшие партии кортиков по заказам ВМФ СССР.

Окунцов Ю.П.
Заведующий отделом истории ЗГКМ
Заслуженный работник культуры, эксперт по холодному оружию.

Архив материалов в разделе "Статьи сотрудников"